Вчера во многих городах России прошли анонсированные в соцсетях митинги и протестные шествия против ареста Алексея Навального. В них участвовали тысячи человек (по данным Би-би-си, протесты прошли в 122 городах России), и эти выступления имели одну особенность – заметный уровень агрессии у протестующих. Физически пострадали порядка четырех десятков сотрудников полиции. Около 3 тысяч демонстрантов было задержано. Не исключено, что это связано с тем новым двухчасовым фильмом Навального «Дворец для Путина. История самой большой взятки», который был выложен в Сеть в промежутке между его арестом и субботними митингами. Возможно, это видео-разоблачение коррупционных схем действующей правящей команды России и стало причиной озлобленности некоторой части протестующих.

Но что будет дальше? Обещаны новые выступления. Есть ли основания думать, что протестная активность в РФ будет только нарастать? Что власть Путина в итоге пошатнется? И как эти события способны сказаться на общественных настроениях в других постсоветских странах, чьи руководители склонны к незаконным схемам обогащения и подавлению демократических свобод, может ли последовать цепная реакция?

На эти вопросы Пресс-клуба ответили известные иностранные эксперты.

Григорий Трофимчук, российский эксперт-международник:

– Практически у каждого народа, в том числе у россиян, имеется свой собственный менталитет, историческая традиция уличных выступлений, бунтов, революций и т.п. В этом плане поведение россиян заметно отличается от реакции населения в других странах. К примеру, в Украине почти сразу же, с первых дней идёт радикализация, а вот в Беларуси люди ходят и ходят по улицам, никак не решаясь на что-то более серьёзное. Русские протесты характерны тем, что люди могут очень долго, дольше всех своих зарубежных аналогов лежать на «печи», однако если с неё встают, то идут до конца.

На данный момент такой ситуации нет, так как нет нужных составляющих для реального выступления. К примеру, люди резко против коррупции, однако персонально Навальный, качающий эту тему, их не возбуждает. Именно поэтому я не думаю, что основная масса вышла «за Навального», она просто воспользовалась моментом. Навальный – это репринт демократии образца 1991 года, но россияне генетически знают, что в сторону этой идеологии идти нельзя, ведь всё негативное, что так активно им не нравится сегодня, это и есть продукты той «августовской революции».

Кстати, считаю большим политическим просчётом главных российских СМИ тезис о «детях», которые якобы по глупости вышли на улицы. Для начальников было бы не опасно, если бы там, наоборот, стояли пенсионеры. Но именно новые, свежие поколения всегда были движущей силой всех перемен (вспомним «Неуловимых мстителей» и другие символы). Много говорят и о какой-то там «цветной революции». Напомню, что именно август-1991 можно считать «нулевой» такого рода революцией на постсоветском пространстве. Поэтому менять как бы уже имеющихся несколько десятилетий демократов на других точно таких же демократов, это просто абсурд. Поэтому и на Алексея Навального реагировать не стоит, он как раз друг всех демократов и либеральных, а также западных СМИ, которые бы, в противном случае, его бы ни за что не стали поддерживать и даже о нём упоминать.

Многие наблюдатели отметили агрессивное поведение вышедших на улицы городов людей. И это объяснимо, ведь главные «бизнесмены» в РФ, которых сегодня официально не принято называть олигархами, всё время находятся у всех перед глазами, включая ряд телешоу (типа, кто как живёт), накручивая людям нервы на кулак. Изъять эту составляющую не получается, поэтому на фоне падения уровня жизни населения она будет ещё больше взрывать людям сознание и автоматически провоцировать протесты.

При этом некоторые аналитики почему-то ждут какую-то неведомую революцию в принципе, пусть даже и не «цветную». Но исторически тенденции таковы, что если что-то действительно всерьёз стрясётся, то это будет огромный шаг к развалу, а не подъёму. С учётом того, что территория бывшего СССР продолжает движение в ту сторону.

Указанный вами фильм никого особо не возбудил, людям эти детали уже особо не интересны, так как коррупция при демократах стала давно общим местом. Вопрос не в том, у кого что есть, а в том, как это изменить. Но Навальный всегда, по сути, навязывал ту самую демократию, на которую масса россиян смотрит косо как минимум с 1993 года. Никогда не предлагал подвергнуть реальному осуждению эпоху Ельцина, его приближённых и тому подобное. Поэтому его активность лежит несколько в стороне от истинных ожиданий миллионов. Навального некоторые пытаются представить как «националиста», но это не так: этот активист – прямой выходец из тех кругов российских демократов/либералов, которых слегка отодвинули от власти (но не от денег) пару десятилетий назад.

Надо иметь в виду и другое обстоятельство: после рубежного 2014 года планы у российских чиновников и тех самых «бизнесменов класса А» поменялись. Они уже не могут так просто уйти, при случае, на Запад и за рубеж в принципе. Поэтому пытаются забетонировать себе будущее здесь, на что изначально не рассчитывали. Но в итоге так вряд ли получится.

Естественно, события внутри РФ будут неизбежно экстраполироваться на всё постсоветское пространство, тем более что и внешнеполитические обстоятельства для РФ складываются не в лучшую сторону, при всех тиражируемых рядом СМИ сказках о «расколе в США». Надо трезво смотреть на реальность, и может быть, только тогда будут найдены правильные ответы на вопросы. И не считать тех, кто вышел вчера на улицу социальными отбросами, легко возбуждающимися от имени «Навальный». Всё гораздо глубже.

Власть пока ещё может что-то исправить, хотя бы частично. Но для этого необходимо реальное воздействие на «коррупционеров класса А», полная ревизия информационной политики генеральных российских СМИ и некоторые другие действия. Огромная масса русских людей, россиян, прекрасно помнящих, как в их бывшей большой стране относились к взяточникам самого высокого уровня (коррупционеров тогда просто не было в природе), никогда не согласятся с наличием так называемого «российского списка Forbes». Это за гранью их понимания, тем более что все деньги, имеющиеся в распоряжении этих бизнесменов, люди считают своими, так как другим деньгам в их постсоветской стране взяться просто неоткуда. Однако вполне может случиться и так, что кидать «в топку» даже этих высоких коррупционеров будет уже поздно, так как международные события развиваются с 2014 года своим чередом.

Но всё это так, отвлечённые схемы. На деле вряд ли что-то изменится, ведь чиновники не способны видеть как внутреннюю, так и внешнюю реальность такой, как она есть на данный момент.

Авигдор Эскин, израильский публицист (Иерусалим):

– Оценка поведения демонстрантов как эскалация агрессии неверна. В тех местах, где власти не прибегали к силовым методам разгона, как в Екатеринбурге, столкновений не было. Массовые протесты не были агрессивными вовсе, если сравнить это с уровнем насилия в ходе аналогичных событий во Франции или в США. То же самое мы можем сказать о поведении силовиков. В целом, они вели себя сдержанно.

Все акции протеста были «несанкционированными» – то есть, речь идет о демонстрациях, на которые не было получено разрешений. В некоторых городах к ним отнеслись как к неизбежному злу, с точки зрения властей, с которым лучше мириться. И там все проходило спокойно. В других же случаях на акции протеста смотрели как на противозаконные действия и вступали в конфликт с демонстрантами.

Можно заметить, что на улицы вышло новое поколение, а не старая «московская интеллигенция». Собственно подростков было совсем мало, но заметное большинство составляли люди от 20 до 35 лет. Их реакция на грубость полицейских отличается от поведенческого кода выпускников советских гуманитарных вузов семидесятых и восьмидесятых, которые выходили на улицы в пору развала СССР в крупных российских городах.

Также следует отметить широту охвата этих акций. Они затронули все почти крупные населенные пункты России. Это серьезное явление, глубинное.

Трудно судить, в какой степени фильм Навального стал катализатором. Можно точно сказать, что попытка его отравления и косолапое задержание его по возвращению в Россию вызвали негодование даже у многих прокремлевски настроенных людей в СМИ и в мире культуры. Если бы власть проявила здравый смысл, то открыла бы Навальному путь в СМИ и сделала из него второго Явлинского, с постоянным удешевлением его популярности через его участие в толковищах Владимира Соловьева и Артема Шейнина. Вместо этого Кремль пошел на шаги, которые не могли не привести к широкому недовольству.

Похоже, Россия вступает в пору более явственного кризиса власти. Протесты не уймутся. Однако, значит ли это, что падение системы правления президента Путина неизбежно? Ответ: нет и нет. И примером нам будут служить не только Лукашенко и Пашинян. Посмотрите на происходящее с лета в США. Посмотрите на события во Франции. Растущее недовольство — это необходимый фактор для смены власти, но не достаточный. Требуются популярные вожаки, которые способны вести за собой и предложить что-то ясное и привлекательное для масс. Так, при очевидном недовольстве большинства белорусов своим лидером, оппозиция не сумела сокрушить систему по причине ее хилости. Они культивируют недовольство, но не способны предложить ничего альтернативного. И очевидно, что никаких идей и лидеров протеста вовсе нет.

Власти России действуют сейчас крайне неуклюже. И это может плохо для них кончиться. Но при разумном и взвешенном подходе, исключающем репрессии, они могли бы девальвировать Навального, превратив его, например, в рядового политика и ежедневного гостя на российских телеристалищах. Хватит ли у них на это ума?

Рауф Оруджев