Переговоры между президентами Путиным и Алиевым состоялись, и, как водится, об их конкретном содержании публично ничего не сообщили.

«Разумеется, одним из самых важных остается вопрос урегулирования ситуации в регионе. Знаю, что вы уделяете ему, разумеется, большое внимание, значение. И хочу вас поблагодарить за то, что находятся компромиссные решения», — заявил российский лидер в ходе встречи с главой Азербайджана.

Путин отметил, что процесс идет через сложные компромиссные решения. «Но если мы хотим, а мы все хотим урегулирования, то должны идти по этому пути. До сих пор нам удавалось это делать», — подчеркнул президент России.

Алиев же сказал, что позитивного продвижения в решении конфликта удается добиться благодаря тесному взаимодействию лидеров двух стран.

«Мы с вами находимся в постоянном контакте. Наше личное общение и в Москве в январе, и по телефону сыграло очень важную роль в деле стабилизации ситуации. Мы настроены решительно, чтобы постконфликтный период протекал максимально безболезненно», — заявил азербайджанский президент.

Это всё, что было обнародовано. Об остальном остается только догадываться. 

Что именно подвигло президентов к личной встрече и переговорам наедине? Тем тут, конечно, хватает. Например, стороны могли обсудить, что делать с активным противодействием Еревана открытию Зангезурского коридора. Алиев мог выразить Путину неудовлетворение эффективностью службы российских миротворцев, несмотря на контроль которых, в Карабахе остаются подразделения вооруженных армян, в том числе из Армении. Одной из тем разговора могла быть возможность открытия дорог внутри Карабаха, в зоне контроля миротворцев – это нужно Баку для более удобного сообщения с освобожденными Лачинским, Кельбаджарским и другими районами. Еще одним из вопросов, активно обсуждаемых в последнее время, является якобы активное стремление Франции и ЕС восстановить свою роль посредника в процессе урегулирования карабахского конфликта. И, наконец, на повестке остается эскалация напряжения между передовыми частями армянской и азербайджанской армий в последние недели.

В общем, трудно судить, что скорее всего стало предметом обсуждений между президентами, и к каким устным договоренностям они могли прийти.

По просьбе Пресс-клуба, ситуацию комментирует политолог, руководитель проекта The Greater Middle East Али Гаджизаде:

– Мое мнение заключается в том, что активное противодействие и вмешательство Запада в ситуацию между Арменией и Азербайджаном послужило главной причиной личной встречи президентов Алиева и Путина. Торпедирование Ереваном открытия Зангезурского коридора, перестрелки на границе, воинственная, популистская риторика – это и есть результат западного вмешательства и подбадривания Пашиняна. 

Безусловно, как Москва, так и Баку не хотят изменения формата договоренностей от 10 ноября 2020 года. Ереван и его западные покровители, напротив, не прочь разрушить его, и, исходя из своих реваншистских настроений, построить новый формат, с вовлечением в него Запада. При таком сценарии, мы получаем второй статус-кво, и нерешённый тлеющий конфликт. Это вполне устраивает Запад, это будет возвращение коллективного Запада в регион, после своего фактического самоустранения. Но по косвенным признакам, репликам президентов и словам пресс-секретаря Путина, я могу сделать острожный вывод, что стороны достигли некой договоренности по а) недопущению Запада к серьезным вопросам (в той мере, в которой хотел бы Ереван) и б) продолжению попыток реализации соглашений от 10 ноября 2020 года.

Рауф Оруджев