Эта статья проливает свет на правовой статус азербайджанских СМИ. Обобщения и комментарии в статье основаны на событиях, которые произошли с июля 2019 года.

Доступность к публичной информации

Право на получение информации закреплено в статье 50 Конституции. В статье 50 признается право «каждого» на законный поиск, получение, передачу, подготовку и распространение информации. Закон “О получении информации”, принятый в 2005 году, более ясно разъясняет способы реализации этого права. Хотя возможности, предоставляемые этим законом, довольно широки, его претворение остается проблематичным в течение почти 15 лет. Применение закона не оправдывает возникших во время принятия ожиданий.

Структуры, обладающие публичной информацией не отвечают на большинство информационных запросов полностью, своевременно и надлежащим образом. За прошедший год в рамках данного исследования проводился мониторинг исполнения 12 информационных запросов. На 4 из этих запросов был дан ответ. Эти ответы были даны спустя 7 дней, установленных законом. Ни один из 4 ответов на запрос не содержал никакой необходимой информации. Местные органы исполнительной власти не ответили ни на один из направленных им информационных запросов. Центральная избирательная комиссия ответила на срочный запрос спустя три месяца. Она также не предоставила никаких сведений, которые по закону считаются открытой.

Единственным основным средством, которым могут воспользоваться те, чье право на получение информации нарушено, являются суды. Однако нельзя сказать, что суды предоставили необходимую поддержку в устранении нарушения права на получение информации. За прошедший год было подано более 13 исков по причине  нарушения права на получение информации. Однако суды удовлетворили только одно из этих требований. Во всех этих случаях у всех государственных структур была запрошена считающаяся открытой информация, которую они в соответствии с Законом “О получении информации” должны были разместить на веб-сайтах. Только в одном случае Административно-экономический суд №1 постановил, что право журналиста на информацию было нарушено. Дело было связано с информационным запросом, направленным информационным агентством Turan Открытому акционерному обществу Azersu. Посредством запроса запрашивались сведения о средствах, выделенных на строительство водопроводных и канализационных линий в поселке Бузовна в Баку, а также информация о расходовании этих средств. Поскольку на запрос не было ответа, агентство обратилось в суд. В своем решении осенью 2019 года Административно-экономический суд №1 постановил, что Открытое Акционерное Общество Azersu не ответив на запрос нарушило требования Закона “О получении информации”. Суд обязал Azersu предоставить любую запрашиваемую информацию агентству Turan. Агентству Turan не ответил на информационный запрос и Кабинет Министров. Однако в данном деле местные суды отклонил иск медиа, не предоставив никаких законных аргументов.

Медиа в период пандемии

Пандемия коронавируса послужила причиной для введения строгих карантинных мер в Азербайджане с марта 2020 года. Легитимность строгих карантинных правил была весьма спорной. Потому что местное законодательство допускает применение таких строгих мер в случае чрезвычайного положения.

Применение строгих карантинных мер серьезно повлияло на медиа в Азербайджане и их рабочую среду. На первом этапе строгого карантина, который продолжался до конца мая, только журналисты, имеющие удостоверения могли работать свободно. Деятельности же независимых, не работающих конкретно в одном СМИ журналистов, блоггеров и фоторепортеров создавались серьезные препятствия. Они были фактически лишены возможности работать свободно. В стране была введена двухчасовая система «смс-разрешений». Внештатные журналисты в указанных рамках могли воспользоваться только этой возможностью.

Второй этап жестких карантинных мер начался в Азербайджане с июня. Два дня в неделю был применен запрет на выход из дома. В те дни власти объявили, что работать могут только журналисты, работающие на государственном телевидении. Остальные СМИ и журналисты были лишены возможности работать. Этот режим был постепенно смягчен, и те, кто был зарегистрирован в примененной правительственном системе разрешений, могли работать свободно. Однако в любом случае, по отношению к журналистам, работающим независимо, особенно тем, которые не являются активными налогоплательщиками, были применены огрвничения. Ограничения в отношении средств массовой информации не предусмотрены законом, являются спорными в плане фокусировки на досижение законной цели и неадекватными.

Применение карантинных мер сопровождалось серьезными нарушениями по отношению к СМИ и журналистам. В более чем десяти случаях даже имеющие удостоверение, работающие в конкретном медиа журналисты были привлечены к ответственности. Сотрудница газеты жесткого оппозиционного содержания “Азадлыг” (azadliq.info) Саадат Джахангир дважды сталкивалась с нарушениями. Однажды ее доставили в полицейский участок и допросили. Ранее журналистка была оштрафована за нарушение правил карантина.

Натиг Исбатов, сотрудник новостного портала 7gun.az, был задержан в ходе выполнения своих профессиональных обязанностей и доставлен в управление полиции. Позднее журналист был арестован в административном порядке. Вместе с ним была задержана Севиндж Садыгова, журналист и сотрудник новостного портала azel.tv. Журналистка был освобожден после получения официального предупреждения. Ибрагим Вазиров, сотрудник интернет-телевидения Kanal24, Мирсахиб Рахилоглу, сотрудник reporter.info, а также независимые журналисты Эльгун Ганджимсой и Исмаил Исламоглу также были наказаны за нарушение карантинных правил. Они были приговорены к административному аресту.

Иски о клевете и оскорблении, арестованные журналисты

Азербайджанское законодательство предусматривает уголовную ответственность за клевету и оскорбление. Отмена уголовной ответственности за клевету и оскорбление проистекает из обязательств, взятых на себя Азербайджаном перед Советом Европы. Кроме того, хотя вопрос о диффамации является актуальным с точки зрения выполнения решений Европейского суда, в этом направлении не было предпринято никаких шагов.

За прошедший год не было значительного увеличения или уменьшения в применении законов, предусматривающих ответственность за диффамацию. Статистика применения этих законов с мельчайшей разницей схожа со статистикой 2015 года. С лета 2019 года не произошло существенных изменений в количестве жалоб на СМИ, журналистов за клевету, оскорбление и жалоб в особом порядке. Общее количество таких случаев за последний год составило не менее 25. В этих случаях большинство истцов и особых обвинителей были должностными лицами, носящие исполнительные функции (в основном главы исполнительных властей). В нескольких случаях в суд обратились бизнесмены. По крайней мере семь из этих случаев были в особом обвинительном порядке и требованием был арест журналистов за их статьи.

В некоторых из этих случаев журналисты были осуждены. Например, в деле главв ООО «Малахат» Малахат Гурбановой против главы сайта kriminal.az Анара Мамедова, журналист был осужден. В данном случае заявитель являлся руководителем компании,занимающейся ломбардной деятельностью. Журналист использовал в отношении нее термин “ломбардница”. Суд признал это выражение оскорбительным и приговорил журналиста к одному году исправительных работ. Кроме того, 20 процентов ежемесячного дохода журналиста будет удерживаться государством.

По большей части жалоб на журналистов в особом обвинительном порядке судебные процессы еще продолжаются. Некоторые жалобы были отклонены судами или заявители сами отозвали их. Например, Министерство здравоохранения отозвало свою жалобу на журналиста Теймура Каримова, а председатель Совета старейшин Наримановского районного отделения правящей партии «Ени Азербайджан» Мири Гасанов отозвал жалобу на главного редактора xural.com Аваза Зейналлы. Суд не принял к рассмотрению жалобу бизнесмена Расима Мамедова на журналиста Заура Гарибоглу.

Другие судебные процессы являются гражданскими, и на журналистов просят возложить обязанность выплатить компенсацию, дать опровержение и извиниться. Большинство из этих дел еще рассматриваются. В большинстве завершенных дел журналисты были признаны виновными за свои статьи и получили различные наказания в гражданском порядке. Например, журналисту Севиндж Вагифгызы, которой предъявили иск за ее освещение президентских выборов 2018 года, обязали  выплатить тысячу манатов в качестве компенсациии предъявишей против нее иск директору школы. Главный редактор 7gun.az Джавид Ширалиев был оштрафован на 300 манатов по иску главоы Исполнительной власти Масаллинского района Рафила Гусейнова. По иску бывшего главы Исполнительной власти Сальянского района Таира Керимова на 2000 манатов был оштрафован редактор AzToday.az Эльмидар Алиев.

Самая крупная компенсация за прошедший год была потребована с главы reaksiya.tv Заура Гарибоглу. Бизнесмен Расим Мамедов требует, чтобы журналист и возглавляемый им reaksiya.tv были оштрафованы на 4 миллиона манатов.

Суд связанные со свободой выражений связаны не только с клеветой, оскорблением и незаконными призывами. По меньшей мере девять журналистов были осуждены за незаконное хранение оружия, организацию общественных беспорядков, разжигание национальной, расовой, социальной или религиозной ненависти и вражды, сопротивление правительственному чиновнику, незаконное пересечение государственной границы и хулиганство. За год, охватывающий исследование были освобождены два известных журналиста. Сеймур Хази, политический обозреватель газеты «Азадлыг», был освобожден в августе 2019 года по истечению срока наказания. В марте 2020 года был освобожден похищенный из Грузии журналист-расследователь Афган Мухтарлы. Однако ему не разрешили остаться в стране. Когда было объявлено об освобождении журналиста, он уже был в Германии. Вышедший из тюрьмы журналист не был отпущен, он был доставлен прямо в аэропорт и посажен на самолет.

Эльчин Исмаиллы, сотрудник оппозиционной газеты «Азадлыг» и «Радио Свобода», Зия Асадли, сотрудник оппозиционной газеты «Азадлыг», и Араз Гулиев, редактор сайта www.xeber44.com, уже долгое время находятся в тюрьме. Глава новостного портала realliq.info Икрам Рафигоглу был задержан и лишен свободы за «вымогательство» после публикации жестких статей о бывшем помощнике президента Азербайджана. Шафаг Агаджан, основатель и главный редактор сайта Bakupress.az, была арестована по обвинению в наркотиках после репортажа о продаже наркотических средств без рецепта в некоторых аптеках в Баку, в начале 2020 года была приговоренв к трем годам лишения свободы. В начале 2020 года глава новостного портала azel.tv Афган Садыгов был задержан по обвинению в «вымогательстве», идет следствие. Махмуд Тагиев, глава информационного агентства Кавказ, и Ганимат Мамедов, сотрудник сайта regionxeberleri.com также были приговорены к длительным срокам лишения свободы по обвинению в «вымогательстве». Суд над Поладом Аслановым, главным редактором www.xeberman.com, арестованным по обвинению в государственной измене, продолжается.

Физическое и психологическое давление на медиа, журналистов       

С лета 2019 года по июль 2020 года более 50 раз журналисты, занимающиеся законной профессиональной деятельностью (репортажи, съемки, прямые трансляции в социальных сетях и т.д) сталкивались с препятствиями. Эти случаи происходили в основном во время массовых собраний и акций протеста.

В октябре во время проведения оппозиционной партией Народного Фронта Азербайджана митинга в центральной части Баку журналисты Севиндж Вагифгызы, Рамин Деко, Азиз Каримов, Салима Джалилова, Парвана Байрамова, Мехман Гусейнов, Тазахан Мираламли, Мехин Карими, Абульфат Бахшали, Вугар Мирзабей, Фарид Исмаилов, Гюльназ Гамбарли и Нурлан Гахраманлы были задержаны полицией. Сотрудник «Голоса Америки» Тапдыг Фархадоглу, сотрудник газеты «Азадлыг» Тазахан Мираламли (несколько раз), блогер Нурлан Гахраманлы, сотрудник basta.com Конул Али и сотрудник интернет-телевидения Kanal 13 Фарид Имран также были задержаны при исполнении служебных обязанностей. Блогер Мехман Гусейнов также столкнулся с давлением.

В начале февраля во время акции перед Центральной Избирательной Комиссией большинство журналистов столкнулись с препятствиями, а некоторые с насилием.

В результате инцидента пострадали независимые журналисты Айнур Эльгунаш, Севиндж Вагифгызы и глава сайта basta.com Мустафа Гаджибейли. В общей сложности 13 журналистов, в том числе журналисты Айтадж Тапдыг, Айгюн Рашид, Нурлан Гахраманлы, Мехман Гусейнов столкнулись с препятствием – им не разрешили снимать, их насильно посадили в автобус и отвезли на окраину города. В ходе выборного процесса журналисты, собирающие информацию в Баку, Мингячевире и Лянкяране, подвергались преследованиям восемь раз.

8 марта в ходе шествия против насилия над женщинами подверглись давлению сотрудники Meydan TV Изольда Агаева, Айсель Умудова, журналист Toplum TV Зарифа Новруз, корреспонденты Turan Азиз Каримов и Татьяна Крючкина, Фергана Новрузова (azadliq.info), Наргиз Абсаламова (Mikroskop Media), Самира Али (anews.az).

18 марта во время протеста группы граждан перед посольством Турции в Азербайджане был избит фото и видео оператор Радио Свобода RFE/RL Рамин Деко, его профессиональное оборудование было конфисковано. Фрилансеры Тебриз Мирзаев, Нурлан Гахраманлы, Теймур Каримов и другие также столкнулись с физическим давлением и получили различные травмы.

Журналистов вызывали в полицию и другие правоохранительные органы как минимум шесть раз. Глава basta.com Мустафа Гаджибейли, сотрудник газеты «Азадлыг» Тазахан Мираламли, глава Criminal.az Анар Мамедов, редактор hefteaz.info Агил Махмудов, глава новостного портала jam.az Фикрет Фарамазоглу были допрошены в полиции и прокуратуре в связи с написанными ими статьями.

Положения уголовного закона, налагающие ответственность за воспрепятствование профессиональной законной деятельности журналистов не действуют. Статья Уголовного кодекса, предусматривающая наказание за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста в прошлом году не применялась. Только за последний год журналисты более 20 раз обращались в соответствующие правоохранительные органы с заявлением о применении  данной статьи (в обращении было потребовано возбудить уголовное дело за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста). Ни в одном из этих случаев требования журналистов не были удовлетворены. Только в двух случаях полиция приняла другое решение. Видеорепортер Нурлан Гахраманлы, который сотрудничает с интернет-медиа, подвергся вмешательству во время своей профессиональной деятельности в районе Сабунчи и был доставлен в полицию, а на международном автовокзале он подвергся насилию. Принятое вначале по этим событиям негативное решение по этим событиям было впоследствии отменено и было начато повторное расследование. Однако это повторное расследование все еще продолжается. Практика местных судов в расследовании случаев насилия над журналистами, занимающимися законной профессиональной деятельностью, ничем не отличается. Ни одна из жалоб журналистов, которые столкнулись с препятствиями в своей профессиональной деятельности за последний год, не была удовлетворена.

Медиа законодательство

С лета 2019 года значительные изменения в медиа законодательстве были связаны с интернет-медиа. В марте 2020 года парламент страны внес изменения и дополнения в закон «Об информации, информатизации и защите информации», который тесно связан с регулированием интернет ресурсов. Статья 13-2.3.10-1 закона определяет ответственность за распространение “ложной информации, создающей угрозу нанесения вреда жизни и здоровью людей, значительного вреда имуществу, массового нарушения общественной безопасности, нарушения деятельности объектов жизнеобеспечения, транспорта, связи, энергетики, инфраструктуры, финансовых, промышленных объектрв или угрозу возникновения других общественно опасных последствий. Ограниченная информация до настоящего времени была обобщена в  10 видов. После дополнений количество ограниченных видов информации увеличилось до 12.

Согласно указанному закону, владельцы информационных интернет ресурсов и доменных имен несут ответственность за распространение ограниченной информации. После новых дополнений “информационно-телекоммуникационная сеть” и “пользователь информационно-телекоммуникационной сети” будут нести ответственность за распространение ограниченной информации. Однако в законодательстве не определены «информационно-телекоммуникационная сеть» и «пользователь информационно-телекоммуникационной сети». По этой причине не ясно, на что направлено ограничение. Однако, похоже, что главной целью изменений являются социальные сети и их пользователи, такие как YouTube, Twitter, Facebook, которые являются основными критическими платформами в Азербайджане. Вполне возможно, что такие вопросы, как определение ответственности этих платформ (процедура подачи жалоб на эти социальные платформы, требование офиса-представительства, быстрое рассмотрение жалоб, применение ограничений, механизмы блокирования доступа к альтернативным службам, таким как VPN и т.д.) возникнут на повестке дня.  Усиление критики правительства во время пандемии может ускорить этот процесс.

Источник