Президент Совета Евросоюза Шарль Мишель 16-19 июля совершает турне по Южному Кавказу.

Первой он посетил Армению, где провел встречи с и.о. премьер-министра Николом Пашиняном и президентом Арменом Саркисяном.

В Азербайджане Мишель будет 18 июля, здесь он встретится с президентом Ильхамом Алиевым.

Как написал в Twitter пресс-секретарь Шарля Мишеля Баренд Лейтс, Евросоюз намерен укрепить отношения с Арменией и Азербайджаном.

19 июля Шарль Мишель примет участие в Батумской международной конференции и встретится с президентом Грузии Саломе Зурабишвили, премьер-министром Ираклием Гарибашвили, президентом Молдовы Майей Санду и президентом Украины Владимиром Зеленским, отметил пресс-секретарь президента Совета ЕС.

Нас прежде всего должно интересовать конечно то, о чем собирается беседовать глава Евросоюза с Ильхамом Алиевым и Николом Пашиняном.  Что скрывается за формулировкой «укрепление отношений» в данном случае? Чего хотел бы Брюссель от Азербайджана и Армении? После войны роль ЕС в наших странах очевидным образом снизилась. Может ли, и хочет ли Европа вернуть былые позиции в Баку и Ереване? Устраивает ли ее сложившееся послевоенное положение, при котором участие наших стран в программе ЕС «Восточное Партнерство» становится еще более условным, чем раньше? 

Своими соображениями на этот счет поделился с Пресс-клубом политолог, директор Исследовательского центра Восток-Запад Арастун Оруджлу:

– Сложившаяся после войны ситуация на Южном Кавказе, безусловно, не может устраивать Евросоюз. Это касается и ситуации с Украиной, с Молдовой – Россия всё больше и больше давит и на эти страны. Она сейчас является решающим игроком на Южном Кавказе. Россия шантажирует саму Европу. То есть, думать, что в Евросоюзе на что-то рассчитывают, на какой-то серьезный результат, честно говоря, я не вижу оснований. 

Я думаю, что прежде всего, этот визит посвящен тому, чтобы создать видимость, создать такое мнение у наших стран, что ЕС заинтересован в сотрудничестве с ними. Но реальных возможностей, рычагов воздействия на сложившуюся ситуацию на Южном Кавказе и в других странах Восточного Партнерства у ЕС нет. Что может предложить Евросоюз? Может предложить проведение каких-то реформ, которые зачастую саботируются, может предложить небольшую финансовую поддержку, которая тоже ничего не решает, потому что уровень коррупции и другие негативные явления, которые доминируют в наших странах, не позволяют эффективно тратить эти средства.

И, наконец, во всем этом регионе, который Евросоюз включил в программу «Восточное Партнерство», на сей день тон задает Россия. И произошло это из-за того, что европейцы и Запад в целом вели здесь, в евразийском регионе, совершенно неэффективную политику. Потому они и проиграли по всем позициям России. 

Сейчас нужны какие-то очень радикальные меры. Готова ли к ним Европа? Я не думаю. Потому что она никогда не была готова к такому, а тем более сегодня. Европа сегодня больше заигрывает с Россией, чем борется с ней, чем пытается уменьшить ее влияние.

Что касается стабилизации отношений между Азербайджаном и Арменией, я думаю, Евросоюз будет пытаться найти какое-то решение – то, что они обычно называют компромиссом, который на деле оказывается уступками со стороны Азербайджана. То есть, опять примутся параллельно говорить о праве наций на самоопределение и о принципе территориальной целостности государств – и вся эта демагогия снова будет продолжаться годами. Потому что рецептов у них нет. 

С одной стороны, многие страны Евросоюза были бы рады поддержать Армению. Но с другой – понимая, что это может стать прецедентом и послужить толчком для развала других государств на базе этно-территориальных конфликтов, Евросоюз не хочет брать на себя такую ответственность. Потому что, если ЕС возьмет такой курс, то Россия быстро перехватит у нее инициативу и примется разрушать все постсоветские страны. Создаст огромные проблемы, и европейцы это понимают. У них нет ресурсов предотвратить такое развитие событий. 

Поэтому я думаю, что всё это дальше разговоров не пойдет. Это будет действительно еще более условно, чем раньше. Хотя и раньше ничего эффективного не предпринималось.

Рауф Оруджев