Новости-Армения (Армения), 22 Июля 2021

Российский политолог, ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО Сергей Маркедонов прокомментировал обострение на участке Ерасх армяно-азербайджанской границы.

Новый виток напряженности на границе зафиксирован около недели назад – с 14 июля село Ерасх в Араратской области Армении, расположенное вдоль участка армяно-азербайджанской границы (граничит с Нахичеваном, контролируемым Азербайджаном), периодически обстреливается со стороны ВС Азербайджана. Через Ерасх пролегает межгосударственная трасса М2, связывающая север с югом Армении и далее, до границы с Ираном. К западу от Ерасха расположена армяно-турецкая госграница.

“Наблюдая за новым обострением на границе между Арменией и азербайджанским эксклавом Нахичевань в июле 2021 года, трудно отделаться от впечатления, что вторая карабахская война не поставила окончательной точки в конфликте между двумя соседними закавказскими государствами”, – написал Маркедонов.

Он счел важным сделать принципиальной важности разъяснение. И в академической науке, и в прикладных аналитических докладах армяно-азербайджанское противостояние принято называть нагорно-карабахским.

“Карабах был и остается (несмотря на радикальное изменение статус-кво в этом конфликтном регионе) сердцевиной противостояния между Ереваном и Баку. Но помимо него между двумя странами не раз возникали вооруженные столкновения за пределами карабахской земли”, – написал Маркедонов.

Он напомнил, что так было и в начале 1990-х гг., когда тот же Нахичеван становился ареной противоборства и в прошлом году, когда противостояние развернулось на тавушско-товузском направлении, и в мае 2021 года, когда новостные агентства наперебой заговорили об обострении на южной границе Армении. Но на этом направлении граница до последнего времени фактически не была обустроена, до ноября 2020 года две страны разделял т.н. «пояс безопасности» в Кельбаджаре.

“Впрочем, для Баку это был не «пояс», а оккупированные территории. Нахичеван – совсем другое дело. В память о ситуации начала 1990-х гг. обе стороны значительно укрепили свои позиции. Это объясняет и большую ожесточенность противостояния по сравнению с Сюником”, – написал Маркедонов.

Он отметил, что конечно, Баку и Ереван представляют свои версии событий, они противоречат друг другу. Стоит заметить, это событие вызвало и определенное внутриполитическое оживление в Армении. Так лидер одноименного блока и экс-президент Роберт Кочарян в своем интервью 21 июля назвал эскалацию в Нахичеване назвал «технологией поражения». С его точки зрения, Азербайджан использует все доступные ему механизмы давления на Ереван с целью принудить его подписать мир на выгодных для Баку условиях.

“К слову сказать, за три дня до этого президент Алиев заявил, что «Азербайджан положил конец длительному конфликту. Мы выполнили резолюции Совбеза ООН. Конфликт окончен». Однако Ереван по-прежнему не оставляет вопроса о статусе Карабаха, но в Баку любая инициатива об обсуждении этой темы категорически отвергается. При этом президент Азербайджана 20 июля посетил Москву, где всячески старался подчеркнуть готовность к укреплению кооперации с Россией”, – написал Маркедонов.

По его словам, российское руководство сегодня на первый план выдвигает экономическую реабилитацию региона, оставляя статусные вопросы на потом. Но Баку заинтересован в форсированном завершении конфликта. Таковое уже не раз было объявлено высшими руководителями страны.

“Остается вопрос, на каких условиях заключать мир. Подводных камней слишком уж много, и не только вокруг статуса Карабаха. Любое внешнее вмешательство при этом не гарантирует успеха, поскольку сами стороны противостояния по-прежнему не склонны к компромиссам. Разница лишь в том, что сегодня Азербайджан может говорить с позиции победителя”, – написал Маркедонов.