Досрочные парламентские выборы в Армении состоятся уже в ближайшее воскресенье — 20 июня. Они станут итогом многомесячного противостояния политических сил, начавшегося после поражения в войне за Нагорный Карабах. И действующая власть, и оппозиция сходятся во мнении, что только новые выборы могут разрешить политический кризис. 

В первую после «бархатной революции» битву за власть вступили рекордные 26 политических партий и блоков. Но реальная борьба, как показывают результаты последних опросов, развернется между двумя ключевыми игроками — исполняющим обязанности премьер-министра Николом Пашиняном и вторым президентом Армении Робертом Кочаряном. 

Вообще же на досрочных парламентских выборах столкнутся все руководители страны с момента обретения независимости после распада СССР, отмечает ВВС.

Правящая партия премьера Никола Пашиняна надеется сохранить большинство в Национальном собрании, а противостоит ей оппозиция, в которой три бывших президента страны. 

Итак, фаворитами наблюдатели называют Пашиняна и экс-президента Роберта Кочаряна. И хотя два других бывших лидера также в оппозиции действующему, коалиций они не создали.

Это отражает общее состояние армянского общества, поляризованного до предела после поражения в войне с Азербайджаном осенью прошлого года. Именно поражение привело к политическому кризису, который должны разрешить досрочные выборы.

Но основной вопрос сейчас, сможет ли какая-то из сил обеспечить себе превосходящее большинство в новом парламенте с тем чтобы получить возможность возглавить исполнительную власть в Армении? Судя по результатам последних опросов, ответ отрицательный. То есть в парламент пройдут разные силы, и на повестку неминуемо выйдет тема создания коалиции большинства, которое и получит право сформировать правительство и избрать премьер-министра. У кого больше шансов привлечь на свою сторону потенциальных депутатов от других партий и блоков – у Никола или у Роберта? Вопрос не из легких. 

Ответить на него Пресс-клубу согласился политолог, депутат парламента АР Расим Мусабеков:

– Очевидно, что первое и второе места за политическими силами, которые соответственно возглавляют Пашинян и Кочарян. Однако кто из них выйдет на первое место и с каким разрывом, неизвестно. Доверять социологическим опросам в Армении невозможно, с учетом того, что делается это по мобильным телефонам и обеспечить репрезентативность выборки (то есть пропорциональное представительство регионов) не получается. Беспристрастность тех, кто организует опросы, несмотря на вывеску Гэллап Интернешнл, также вызывает сомнения. 

Очевидно, что ни одна политическая сила самостоятельно образовать большинство в парламенте и сформировать правительство не сможет. Что же касается коалиции, то это зависит не только от того, с какими показателями выйдут из выборов Пашинян и Кочарян, а и от того, какие иные партии и блоки пройду избирательный 5-процентный барьер. На сегодня шансы имеют партия «Процветающая Армения», Блок Саргсяна-Ванецяна «Честь имею», партия «Светлая Армения» Марукяна и АНК Левона Тер-Петросяна. Первые два скорее всего склонятся к поддержке Кочаряна, а двое других могут поддержать партию «Гражданский договор», но скорее поставят условие, чтобы премьером стал не Пашинян, а иной компромиссный кандидат. 

Но не стоит гадать. Через несколько дней картина прояснится. Однако выборы вряд ли положат конец политической неопределенности и кризису в Армении. Не исключаю, что для преодоления этого кризиса политические силы инициируют изменения в Конституции и восстановление института Президентства, избираемого прямым голосованием и с более широкими полномочиями. Это означает, что политическая борьба и неопределенность затянется как минимум еще на год-полтора. Ну, и с большой долей вероятности можно прогнозировать столкновения в поствыборный период, когда те или иные политические силы, недовольные результатами выборов, призовут своих сторонников на улицы и площади. Если стороны задействуют силовую поддержку, то полиция не справится и в дело может вступить армия. Так что ситуация ожидается напряженная. Нам остается только следить, так как рычаги для вмешательства (скрытого и прямого) есть у России и Запада в лице США и Евросоюза.

Рауф Оруджев