Radio France internationale (Франция), 17/06/2021

Автор: Елена Габриелян

20 июня в Армении пройдут внеочередные парламентские выборы. О своем участии в предвыборной гонке заявили 26 политических партий и блоков, однако основными игроками являются две конкурирующие силы: партия «Гражданский договор» и.о. премьер-министра Никола Пашиняна и блок «Армения» экс-президента Роберта Кочаряна. О кризисе идеологии и о поляризации общества в интервью RFI рассказал профессор Нью-Йоркского университета в Абу-Даби, специалист по исторической социологии Георгий Дерлугьян.

RFI: По результатам последних соцопросов, в предвыборной гонке с небольшим отрывом лидирует блок «Армения» Роберта Кочаряна (24,1%), которому за очень короткое время удалось догнать основного конкурента, партию «Гражданский договор» Никола Пашиняна, за которого готовы проголосовать 23,8% респондентов. Как вы оцениваете соотношение политических сил? О чем свидетельствует это противостояние?

Георгий Дерлугьян: Уже полгода ситуация очень трудная для Армении, однако не катастрофическая. Зимой прошлого года были очень яростные выступления против Пашиняна, была возможность вмешательства военных в политику, однако этого не произошло. Очень важно, что не пролилась кровь. Оппозиция проявила неготовность свергнуть Пашиняна, проявившего вдруг неординарную готовность оставаться у власти. Высоки ставки в этой борьбе, потому что Пашинян и его соперник Кочарян пытались в прошлом посадить друг друга в тюрьму. Наверное, обоим грозит тюрьма или же эмиграция в случае победы противника. Ставки высокие, и они будут делать все, чтобы победить. Для других политических партий ставки тоже очень высокие, потому что в случае победы Пашиняна или Кочаряна, они могут вообще исчезнуть, оказаться за пятипроцентным барьером.

Если они готовы на все ради достижения победы, какова вероятность того, что могут быть фальсификации, использование административного ресурса?

Не очень понятно, в какой степени это возможно. Кочарян не находится у власти, однако на его стороне, несомненно, есть много бывших и действующих чиновников и членов их семей. Трудно сказать, до какой степени они контролируют государственные органы, очень многие чиновники сейчас выжидают.

После поражения в войне популярность лидера «бархатной революции» Никола Пашиняна, которого в 2018 году ассоциировали с демократическими преобразованиями, начала резко падать, и на этом фоне парадоксальным образом растет поддержка экс-президента Роберта Кочаряна, жаждущего реванша. Чем это объясняется?

Победа оппозиции еще не значит торжества демократии. Есть логика власти, а власть очень ограничена в нашем районе мира. А Армения еще и находится под давлением своих соседей и дальних центров силы, поэтому любому руководителю приходится маневрировать. Это выглядит часто некрасиво, особенно в случае Пашиняна, потому что у него нет ресурсов, да и толком партии нет. У него едва нашлись знакомые, чтобы рассадить в парламент (На досрочных выборах 2018 г. альянс «Мой шаг», в который входила партия Никола Пашиняна «Гражданский договор», набрал 70,43% голосов и получил 88 мест в парламенте — прим. RFI). Да и как мы видим, парламент получился достаточно безликим. На этом фоне сформировался образ жесткого руководителя Роберта Кочаряна. Он умный и жесткий лидер, я бы даже сказал макиавеллиевского толка. Тем более, не будем забывать, что он был некоторые время за решеткой, а как известно, тюрьма меняет людей, как в свое время, очевидно изменила и Никола Пашиняна. Таким образом, с одной стороны мы наблюдаем ужесточение, а с другой — нехватку ресурсов.

Говоря об опросах общественного мнения, важно смотреть на следующие детали: сколько людей принимают в них участие. Значительная часть сельского населения не участвует. Соответственно такие опросы недоучитывают популистскую поддержку. Важно отметить, что для большинства безработных армян или тех, кто имеет небольшие подработки, занимается извозом такси, торгует на базаре или в деревне пытается выжить… Для них снятие коррупционного гнета в полиции и органах власти, который существовал до 2018 года, является таким благом, которое они не готовы отдать. Вообще, борьба идет не за Пашиняна или Кочаряна, а против. Есть люди, которые имеют серьезные основания опасаться возвращения Роберта Кочаряна. Они помнят тот разгул коррупции, который был в годы его правления. Его боятся.

Судя по настроениям в обществе, репутация испорчена и у Пашиняна, и у Кочаряна. Есть ли реальная альтернатива этим двум силам?

В политике очень часто приходится делать выбор между плохим и худшим. Происходит сильная поляризация, которая и объясняет отсутствие какой-то реальной третьей силы. Большинство партий, судя по опросам, имеют поддержку на уровне нескольких процентов.

Интересно также отметить, что в числе этих партий, которые имеют буквально пару процентов, находится и «Республиканская партия», которая до 2018 году была правящей. Как объяснить такое резкое падение? Ее сторонники примкнули к Кочаряну или же растворились в общей массе других сил?

«Республиканская партия» — это классическая «партия власти», которая была сильной, пока решала вопросы государственных кабинетов. Их поддерживали бизнесмены, которые таким образом решали свои вопросы, их поддерживали чиновники, которые делали карьеру… Все эти механизмы рушатся, как только теряется власть. Ведь идеологии нет, преданность — сугубо административная и карьерная. Удивительно, но «партии власти» обречены на быстрое исчезновение, как только они теряют ресурс.

Этот кризис идеологии характерен не только для Армении. Это общемировой тренд. 

Примечательно, что у партий, помимо идеологического кризиса, есть еще и кадровый. Кто будет претендовать на министерские должности, абсолютно непонятно. Нет также серьезной социально-экономической программы, в связи с этим, конечно же, уязвимым остается и вопрос безопасности.

Предвыборная кампания проходит как раз на фоне напряженной ситуации на границе. Каким образом она может повлиять на выборы и на их исход?

Ситуация на границе абсолютно предсказуемая. Незавершенные войны сопровождаются всегда провокациями на границе. Можно только гадать, какие планы у Баку, но всегда важно обращать внимание на то, что не происходит. Вот чего сейчас нет, так это провокаций в Карабахе. Почему азербайджанские войска не продвинутся там? Видимо, решили, что там нельзя, но можно на границе с Арменией продвинуться вперед. Очевидно, что этот вопрос решается на уровне России, Турции и Запада.