Не сказать, что завершившиеся визиты Сергея Лаврова в Армению и Азербайджан сильно поспособствовали улучшению взаимопонимания между сторонами в практическом смысле. Примером тому сегодняшние вести о напряжении с участием вооруженных сил, возникшем на одном из участков Зангезурского отрезка армяно-азербайджанской границы.

Вообще, ситуация особого оптимизма не внушает. Армянские политики и политологи всё последнее время шумят наперебой о недопустимости разблокирования транспортных коммуникаций через Сюник (Зангезур) – то есть фактически напрямую призывают к отказу от выполнения одного из важных условий Трехстороннего заявления о прекращении огня (ТСЗ). Речь идет о восстановлении давнего Мегринского коридора, состоящего из параллельно пролегавших автомобильного и железнодорожного путей между основной частью Азербайджана и его Нахчиванской автономией.

Сам Лавров на эту тему высказался двояко – в Ереване и Баку он дал понять, что Москва выступает сторонницей разблокирования дорог, но на каком-то ускорении этого процесса не настаивал. Хотя, казалось бы, минуло 6 месяцев с окончания Второй Карабахской, да и Лачинский коридор по территории Азербайджана в интересах армян действует беспрепятственно.

По вопросу дальнейшей судьбы Ширакских диверсантов президент Алиев на встрече с Лавровым, можно сказать, ничего определенного не заявил, но вот глава МИД Джейхун Байрамов на совместном брифинге с российским коллегой вполне четко повторил прежнюю позицию официального Баку. И такая картина тоже вызывает некоторое недоумение.

Правда, глава МИД РФ добавил немного оптимизма, сообщив на брифинге, что обсуждал в Ереване вопрос предоставления карт минных полей Азербайджану, и вроде бы встретил понимание со стороны армянского руководства. Он назвал это «первыми шагами». Время покажет, насколько всё это соответствует действительности.

Итак, первый вопрос, возникающий по итогам визитов Лаврова, что они вообще дали? А второй – насколько опасная ситуация прогнозируется на границе в период до выборов в Армении? Сегодня там распространились слухи о «наступлении» Азербайджана на Сюник – а насколько это вероятно в реальности? Ведь Армения – член ОДКБ, и РФ при таком развитии событий обязана будет вмешаться. Есть ли вариант какой-то договоренности между Баку и Москвой о ее невмешательстве на случай если Азербайджан решит припугнуть Армению, чтобы заставить ее согласиться на выполнение пункта ТСЗ об открытии коммуникаций в Нахчиван по Мегринскому коридору?

Своими мыслями по этим вопросам поделились с Пресс-клубом известные эксперты.

Расим Мусабеков, политолог, депутат парламента:

– От визита министра иностранных дел России Сергея Лаврова реальных результатов мало кто ожидал. Прекращение военных действий, перемирие и все сопряженные с этим условия, другие принципиальные вопросы, касающиеся завершения конфликта между Азербайджаном и Арменией, были достигнут на уровне первых руководителей и скреплены в ТСЗ подписями Путина, Алиева и Пашиняна.   Реализацией данного заявления заняты министерства обороны (миротворцы), МЧС (разминирование, гуманитарная помощь), Красный Крест (пропавшие без вести, останки погибших, военнопленные), службы безопасности и пограничники (граница), транспортные коммуникации (вице-премьеры). МИД РФ оказался несколько в стороне. По словам президента России Путина, даже текст ТСЗ писался им лично с учетом предложений и требований сторон конфликта.

Смысл визита Лаврова в Ереван и Баку, на мой взгляд, как раз заключался в том, чтобы вернуть МИД в статус главного модератора урегулирования армяно-азербайджанских отношений. Если исходить из сделанных в ходе визита заявлений глав МИД России, Азербайджана и Армении, на данном этапе этого не произошло. Сергей Лавров использовал обтекаемые формулировки, позволяющие ему не занимать определенную позицию по вопросам, вызывающим споры, и по которым есть противоположные позиции у Армении и Азербайджана. Судя по всему, в Баку, в отличие от Еревана, мы его особо не «грузили».

Думаю, не случайно президент Ильхам Алиев до того, как принял Лаврова, провел телефонный разговор с президентом России Путиным. Сказав об этом Лаврову, он дал понять, что основные вопросы решаются на более высоком уровне.

Таким образом испытывать какое-либо разочарование от визита Лаврова не стоит, так как не было особых ожиданий.

Реальная ситуация такова, что главные остающиеся в работе вопросы ТСЗ до проведения выборов в Армении не получат своего разрешения. Нужна ответственная сторона в Армении, с которой можно будет выстраивать предметный диалог и пытаться выйти на какие-то решения на долговременной основе. Пока в Армении политический кризис и безвластие.

Что касается возможности столкновений на границе или в зоне ответственности российских миротворцев, то какие-то провокации исключать нельзя. В общем, в нынешнем положении армяне мелкие пакости сделать в состоянии, но по серьезному нарываться не будет, потому что понимают, что ответ будет очень жесткий. Да и накануне выборов политическим силам сталкиваться с новыми унижениями вряд ли захочется.

В отношении транспортного коридора, время терпит. Взять тот же самый железнодорожный маршрут через Зангезурский коридор, на открытии которого настаивает Баку – даже на азербайджанской стороне восстановительные работы потребуют до 2 лет, а может и больше. Так что, серьезные переговоры, наверное, состоятся уже осенью, когда в Армении будет сформировано новое правительство.

Однако у армянской стороны не должно быть иллюзий, и если Мегринский коридор открыт не будет, то года через три просто закроется и Лачинский коридор. Лачин должен будет быть передан Азербайджану – так, во всяком случае говорится в ТСЗ. А обходной дороги может и не появиться. Это означает, что при таком сценарии Азербайджан установит и таможенный, и паспортный контроль. Даже если там останутся российские миротворцы, они будут обеспечивать безопасность прохождения тех армян, на которых мы дадим разрешения. Так что, игры эти вряд ли могут принести какие-то дивиденды армянским политикам. Видимо, нужно время, чтобы они трезво оценили собственную ситуацию.

Я думаю, что точно так же нужно время и для чиновников в Москве – для того, чтобы они тоже осознали те перемены, которые произошли, и того сильного партнера в лице Азербайджана, которого Россия имеет на Южном Кавказе.

Кстати, Лавров, как прагматичный политик, и сам заявил в Ереване и Баку, что не следует политизировать вопросы, а лучше заниматься утверждением мирной жизни и проблемами, которые более всего волнуют простых людей.

Михаил Нейжмаков, ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций (Москва):

– Визиты Сергея Лаврова в Баку, а ранее в Ереван приобретают дополнительное значение в период, когда публичные переговоры с участием Азербайджана и Армении будут затруднены. Прежде всего, из-за теперь уже официально назначенных внеочередных выборов в Национальное собрание Армении. Не будем забывать, что политическая жизнь в «предвыборном режиме» (с высоким уровнем политической напряженности, завышенной планкой ожиданий у избирателя и общественным запросом на резкую внешнеполитическую риторику) не завершается с проведением голосования. Инерция предвыборной кампании может наблюдаться от нескольких недель до пары месяцев после завершения выборов – особенно в случае, если формирование нового правительства Армении затянется.

Кроме того, визиты Сергея Лаврова в страны Южного Кавказа – сигнал внешним игрокам, что Россия по-прежнему играет активную роль в политике региона. Обратим внимание, что ситуация в Нагорном Карабахе незадолго до посещения Армении и Азербайджана Сергеем Лавровым затрагивалась в ходе телефонных переговоров Владимира Путина с двумя лидерами влиятельных государств-внешних игроков – с Эмманюэлем Макроном 26 апреля и Реджепом Эрдоганом 5 мая 2021 года.

В плане двусторонних отношений Азербайджана и России – были обозначены дополнительные темы (прежде всего, экономического характера), которые могут повысить заинтересованность двух государств в сотрудничестве. Вспомним, например, слова Сергея Лаврова, что российские «экономические операторы готовы активно участвовать в программе приватизации, запущенной руководством Азербайджана».

Насколько можно судить, Россия заинтересована в форсировании переговоров с участием Баку и Еревана по разблокировке транспортных коммуникаций, а также по ряду гуманитарных вопросов. Отсюда комментарии главы МИД РФ о вероятности именно в ближайшем будущем увидеть результаты работ по разблокировке коммуникаций, а также упоминание, что «первые предварительные шаги» к решению вопроса о передаче Баку карт минных полей были сделаны.

В то же время, в Москве наверняка понимают, что в период парламентской кампании в Армении и как минимум в первые недели после нее публичные переговоры по этому поводу между Ереваном и Баку будут затруднены (что, впрочем, не исключает закрытых консультаций).

При этом резонанс вокруг заявлений Никола Пашиняна и членов его команды по внешнеполитическим вопросам в предвыборный период, скорее всего, дополнительно возрастет, даже если это изложение уже представленных ранее тезисов. Например, заметный резонанс и в азербайджанском, в армянском медиа-пространстве приобрела недавняя реплика секретаря Совбеза Армении Армена Григоряна, что речь не идет о создании какого-либо коридора для Азербайджана через территорию Армении. Но это, по сути, повторение тезиса, который озвучивала пресс-секретарь Никола Пашиняна Мане Геворгян в марте 2021 года – «ни о каком коридоре через территорию Армении не говорится», но переговоры «о возобновлении транспортных коммуникаций в регионе» ведутся. Армен Григорян, как известно, также дал понять, что переговоры по разблокировке коммуникаций в трехстороннем формате продвигаются вперед.

Рауф Оруджев