Искусство и политика – это такое сравнение-столкновение, которое всегда интересно.

Соучредитель лаборатории современного искусства и арт-активизма – ереванской творческой группы ArtLab, художник Ованнес Маргарян считает важным создание открытых площадок в разных городах Армении. Это чтобы иметь место, затем соответствующую среду, а затем и желание творить.

Политическое искусство всегда остается вне политических институтов (если оно находится внутри, то невольно становится частью пропаганды). Ованес Маргарян предлагает таким же образом взглянуть на медиа-поле.

Сейчас мы находимся в сложной ситуации, есть политическая напряженность, кипит медийное поле. Что предлагает современное искусство в этом огромном информационном шуме?

В целом современное искусство дает возможность пересмотреть старые идеи, связи и стереотипы, мешающие развитию общества.

Оно не создает новую реальность, но показывает новые возможности, задает новые ориентиры для культурной революции.

От социальной активности, ставшей обыденностью, современные художники пытаются перейти к ее сознательному преобразованию и солидарности.

Проблема в том, что многие люди думают о современном искусстве как о чем-то труднопостижимом. Хотя современное искусство – очень простое явление, оно лишь подчеркивает время, события и т.д.

В настоящее время мы реализуем программу по арт-активизму и современному искусству. Мы стараемся создавать открытые площадки в нескольких городах – Ереване, Капане, Гюмри и т.д., где люди могут собираться, разговаривать, творить, обсуждать и выдвигать новые смелые предложения.

Мы стараемся продвигать независимое и свободное мышление, акцентировать внимание общественности на плюрализме и формировать новую повестку дня.

В конце концов, проекты современного искусства – не только об искусстве.

Столкновение между свободой и безопасностью после войны очевидно. И теперь, накануне внеочередных выборов, можем ли мы ожидать, что искусство откликнется?

Желательно, чтобы искусство не только откликалось, но и выступало с предложениями, выражающими прогрессивные, актуальные идеи своего времени.

Независимо от того, через что мы проходим, общество рано или поздно придет к миру, переменам и более концептуальным идеям.

Уважение к закону, непринятие взяток, терпимость, мир, отказ от иллюзий, по-видимому, являются наиболее распространенными, часто высказываемыми, избитыми идеями, но нам потребовалось много лет и необратимых жертв, чтобы наш коллективный разум изменился. Конечно, если вы не боитесь «носить» его с собой.

Я думаю, что это большое поле деятельности для наших современных художников.

Например, мы завершим наш проект в Капане «Сценарии будущего: забудьте о том, что знаете, начните мечтать» заключительной выставкой и с надеждой, что увидим, почувствуем волну революционных культурных изменений.

Медиа-поле слишком политизировано. И, как мы видим, оно является основной площадкой, где распространяются стереотипы.

К сожалению, это так, медиа тоже не является независимой, она в основном выполняет заказы состоятельных партий и олигархов.

И если СМИ на самом деле не являются независимыми, они распространяют все, кроме новостей.

Политическое искусство восстает против партийных истин, пытается больше иметь дело с реальностью и участвовать в событиях.

К сожалению, сегодня партии выдвигают не новые, а устаревшие, отжившие свой век и полные ругательств идеи.

Союзы некоторых партий или «спасателей отечества», имея нулевое доверие и пользуясь слабостью государства, используют также несчастье народа и апатию в обществе как недальновидный способ захвата власти.

Я помню, как во время первой карабахской войны азербайджанский художник, живущий в Соединенных Штатах, сказал, что они проиграли Армении в культурном отношении.

К сожалению, сейчас мы можем сказать, что во второй карабахской войне в культурном отношении проиграли мы.

Это было не только поражение оружия, но и поражение культуры. Мы заменили Арама Хачатуряна или Артавазда Пелешяна ресторанными певцами, мы заменили науку и знания  на религиозные занятия в школах, «зять номер один» нашего государства строил замки, покупал художественные музеи и средства массовой информации, а Турция создала Байрактар.

Не говоря уже о замках наших богатых генералов.

Это был культурный базис, на котором впоследствии было основано наше поражение.

Войны показывают истину: каковы восприятие, интеллект, культура. Вы не можете победить, пируя в ресторанах, танцуя и выпивая за процветание родины, или надеясь на бредовый армянский ген.

На самом деле, возможно, мы не смогли стать независимыми.

Сейчас многие жители Капана говорят, что испытывают психологическую и даже физическую боль, когда видят азербайджанские флаги. Страшен ли этот символ?

Одним из главных постулатов постмодернизма, ставшим впоследствии ключевым, был поиск идентичности.

Стандарт идентичности был уничтожен 11 сентября 2001 года, когда захваченные террористами самолеты врезались в два нью-йоркских небоскреба. В тот момент, как заявил премьер-министр Соединенного Королевства Тони Блэр, постмодернизму пришел конец.

То есть, изменились стандарты и идеи. Идентичность заменила терпимость.

Армяне и азербайджанцы – не одно и то же, они очень разные, но мы должны стараться терпеть друг друга. Многое тут зависит от подрастающего поколения.

Но в любой ситуации проблема (или символ) преодолевается знанием.

Интервью вела Нунэ Ахвердян

(Оригинал статьи в Media.am: “We Weren’t Able To Be Really Independent”)