Человек, которого в некоторых странах называют уже «самопровозглашенный президент Беларуси», Лукашенко, намедни выступил с заявлением, которое вряд ли обрадовало Путина.

Мир настолько изменился, что глупо всерьез рассматривать возможность слияния России и Беларуси, заявил фактический глава страны. Он провел совещание о военном сотрудничестве с Россией, на котором затронул состоявшиеся в Сочи 22 февраля переговоры с Владимиром Путиным, передает Sputnik.

Лукашенко отметил, что разговор с Путиным шел в контексте Союзного государства – «о чем договаривались, на каком уровне находимся сейчас и на что способны выйти». При этом, комментируя «некоторые выдумки и вранье в различных источниках» о вхождении в состав России или слиянии с ней, он заметил, что «белорусы живут в своей квартире», хотя она и небольшая по сравнению с соседской.

«И мы – суверенное и независимое государство.<…> Мир настолько изменился, что просто было бы глупо даже работать в этом направлении», – заключил белорусский президент.

А ведь это открытый ход против потаенных желаний Путина, который, судя по его поступкам последних лет 15-ти, мечтает воссоздать и возглавить некое подобие советской империи. И, кстати, Беларусь единственная постсоветская страна, которая до сих пор официально считается состоящей в союзном государстве с Россией. Получается, какой-то «предательский удар» после того как немалыми стараниями Москвы Лукашенко смог удержаться у власти после очередной фальсификации выборов. Какой тут может быть реакция Кремля, и о чем вообще думал Бацька, произнося подобное? Ему ведь сейчас больше не на кого рассчитывать, кроме Москвы.

На эти вопросы Пресс-клуба ответили зарубежные эксперты.

Анджей Почобут, белорусский журналист (Гродно):

– Я не думаю, что для Путина заявление Лукашенко о том, что не рассматривается вопрос слияния двух государств в одно, это какая-то сенсация. Я не думаю, что на нынешнем этапе целью политики России в отношении Беларуси является объединение двух государств в одно. Я думаю, что режим Путина стремится построить Советский Союз и присоединить Беларусь фактически. Это возможно, но как на это прореагируют в других постсоветских странах, которые тоже являются целью политики Путина?

С другой стороны, режим Путина все время стремился использовать Беларусь как своего рода рекламную вывеску евроазиатской интеграции. Мол, смотрите, какие в Беларуси дороги. И имидж Лукашенко на постсоветском пространстве продвигали в том числе и пророссийские силы. Поэтому Путин последовательно поддерживает Лукашенко, и я думаю, и дальше будет поддерживать. Всякого рода ссоры, которые происходят между ними, это такие тактические разногласия, касающиеся экономики. То есть, серьезных политических разногласий между Путиным и Лукашенко нет.

Лукашенко тоже четко понимает, что падение его власти означает для россиян пример того, как общество в состоянии победить авторитарную власть. А Путин себе этого позволить не может, и поэтому он будет последовательно поддерживать Лукашенко, имея в виду, что покуда человек, управляющий страной аж с 1994 года, остается при власти, это тоже сигнал для российского общества, что авторитарная жесткая система действенна и позволяет правителю удерживать ситуацию под своим контролем достаточно длительный период.

Евген Магда, украинский эксперт, директор Института мировой политики (Киев):

– Позиция Лукашенко относительно суверенитета Беларуси мне не кажется странной, скорее наоборот – в ней он достаточно последователен. Напомню, что в конце 90-х идея Союзного государства России и Беларуси на фоне состояния здоровья Бориса Ельцина продвигалась Лукашенко как очевидное желание переехать в Кремль. Однако Путин его опередил, и с тех пор отношения между ними подчеркнуто хорошие, порой слишком подчеркнуто.

Не нужно забывать, что для граждан Беларуси независимость их страны является ценностью, и становиться частью России они не хотят – это известный факт. Аннексия Беларуси (подобная той, которую Россия осуществила в отношении Крыма) вызовет негативную реакцию коллективного Запада даже в условиях охлаждения отношений с официальным Минском.

У Путина и без того ситуация win-win: в Беларуси на горизонте нет влиятельных политиков, отрицающих необходимость оставаться в дружеских отношениях с Россией.

Куда актуальнее сейчас вопрос экономического аншлюса – покупки российскими компаниями ряда белорусских стратегических предприятий, что может привести к заметному усилению влияния РФ на события в Беларуси.

Парадоксальным образом слабость белорусской оппозиции (ее символ Светлана Тихановская не балует заявлениями стратегического звучания) только усиливает позиции Лукашенко. Это вовсе не означает, что протесты в Беларуси сошли на нет, однако говорить сегодня всерьез о перспективе смены власти в Беларуси не приходится.

И еще один момент: не стоит забывать, что Китай поздравил Лукашенко с победой на президентских выборах, которую не признал коллективный Запад, даже раньше России. С Пекином Лукашенко давно пытается вести свою игру, и сегодня у него для нее все больше мотивации.

Рауф Оруджев