Днем ранее в ереванском подразделении кремлевского пропагандистского ресурса Sputnik появилась публикация армянского колумниста Артема Ерканяна с тревожным и много о чем говорящим заголовком «Когда же будет задействован Степанакертский аэропорт?»

Казалось бы, не армянскому автору пристало волноваться об открытии воздушной гавани, расположенной на территории Азербайджана. Тем не менее, это так.

Статья начинается с напоминания о том, что Азербайджан намерен построить в Карабахе сразу три аэропорта – в Физули, Лачине и Зангилане. Один из них – физулинский – президент Алиев обещал ввести в эксплуатацию уже в конце этого года. А вот далее следует резонное замечание – зачем Азербайджану в Карабахе три новых аэропорта, когда близ Ханкенди (Степанакерта) уже есть воздушная гавань (причем соответствующая международным стандартам).

Действительно, зачем? Если у Баку есть твердое намерение реинтегрировать территории Карабаха с армянским населением, пока остающиеся под контролем российского миротворческого контингента, то и одного аэропорта на регион должно хватить с лихвой.

От этого момента и пляшет дальше армянский автор российского издания, подталкивая читателя к выводу, что Азербайджан практически готов отказаться от прав на собственный аэропорт: «Можно не сомневаться в том, что стремление бакинских властей форсировать строительство аэропорта в Физули напрямую связано с решимостью руководства Нагорного Карабаха добиться задействования степанакертского аэропорта. Эта тема стала актуальной сразу после заключения трехстороннего соглашения, один из пунктов которого касается как раз разблокирования транспортных коммуникаций».

То есть, по логике Ерканяна и его «хозяев», аэропорт уже может начать использовать сепаратистская верхушка армянской общины Карабаха, поскольку это якобы соответствует духу Трехстороннего заявления о прекращении огня от 9-10 ноября (ТСЗ).

Говоря о сроках осуществления прямых полетов, армянские «власти» Карабаха не раз упоминали даже конкретные даты. Вначале речь шла о 25-м декабря. Затем стали называть дату 10 января. Но ни в декабре, ни в январе, ни в феврале аэропорт так и не заработал. Причина, как утверждает автор Sputnik, – противодействие со стороны Азербайджана, который полагает, что прямые международные рейсы в «столицу Нагорного Карабаха» будут восприниматься как проявление косвенного признания его суверенитета.

Кстати, напомним, еще 20 декабря 2020 года на одном из армянских сайтов была опубликована статья «Россия открывает аэропорт Нагорного Карабаха: о чем это говорит?». В ней утверждалось, что «в Арцахе полным ходом готовится к открытию главный воздушный порт страны – аэропорт Степанакерта». Отмечалось, что теперь российские военные смогут попадать в Карабах напрямую по воздуху, минуя единственную сложную горную дорогу через Лачинский коридор. Улучшится снабжение армии РФ в Карабахе, ее независимость от внешних наземных границ.

А далее сообщалось, что «также, этим аэропортом смогут пользоваться армянские военные и мирные жители Арцаха. В будущем здесь, не исключено, будут приземляться и международные рейсы из разных уголков земного шара».

То есть, и в той декабрьской публикации явно просматривался такой посыл – мол, сначала аэропорт освоят российские военные, а уж вслед за ними туда станут летать и гражданские борты армян. Причем, о каком-либо контроле за этим процессом с азербайджанской стороны не упоминается ни словом. Но вернемся к нынешней статье.

Далее в ней Ерканян дает историческую справку об аэропорте, в которой наглым образом демонстрирует выдуманное сепаратистами наименование азербайджанского селения в качестве основного: «Напомню, аэропорт был построен в 1974-м в 9-и километрах от Степанакерта – у поселка Иванян (бывший Ходжалу). В советские годы он использовался в основном для рейсов в Ереван и Баку. После начала в 1991-м активных военных действий аэропорт бездействовал. В 2012 году он был реконструирован с учетом всех современных требований. В соответствующие авиационные инстанции были поданы заявки на получение разрешения для эксплуатации его в качестве международного аэропорта. Специалисты Международной организации гражданской авиации изучили объект на месте и дали положительное заключение. Но протесты официального Баку не позволили решить вопрос окончательно. Потому, аэропорт обслуживал лишь вертолеты и малую авиацию».

Действительно, в советское время этот объект носил название Ходжалинский. Причем, не аэропорт даже, а аэродром. А вот никаким «Иваняном» там и близко не пахло.

Колумнист напоминает, что прямой рейс Ереван-Степанакерт после реконструкции так и не состоялся, хотя Серж Саргсян, будучи тогда президентом, его лично анонсировал и даже обещал, что станет его первым пассажиром. Рисковать не стали из-за прозвучавших из Баку угроз. Директор Государственного агентства гражданской авиации Азербайджана Ариф Мамедов и глава пресс-службы министерства обороны страны Эльдар Сабироглу выступили тогда с заявлениями, из которых следовало, что если самолет из Еревана попытается совершить посадку в Степанакерте, он будет сбит ракетами.

После чего Ерканян заявляет – сейчас такое вряд ли возможно. Ведь подписание ТСЗ многое изменило. А главное – появилась новая сторона, заинтересованная в прямом воздушном сообщении Карабаха с внешним миром – российские миротворцы. Задействование Ходжалинского аэропорта позволит им решить множество проблем, связанных с логистикой.

По его словам, именно российская сторона является на этот раз главным инициатором переговоров о задействовании аэропорта. Сразу после ввода в регион миротворческих сил, они приступили к разминированию территории вокруг аэропорта. Само его здание и взлетно-посадочная полоса несмотря на бомбежки в ходе войны пострадали не сильно. Военные инженеры укрепили полосы с тем, чтоб посадку на них могли совершать не только пассажирские «Аэрбасы» и «Боинги», но и тяжелые транспортные самолеты.

С инженерной и технической точки зрения аэропорт уже полностью готов к работе. Единственная преграда – отсутствие согласия на то Азербайджана. А без него обойтись будет трудно, признает автор. В соответствии с правилами Международной организации гражданской авиации, а также согласно требованиям Чикагской конвенции и Варшавского соглашения, международные рейсы могут осуществляться только с разрешения национального авиационного управления страны, в которой расположен аэропорт. «Пока окончательный статус Нагорного Карабаха не определен, мировое сообщество продолжает считать его частью Азербайджана. Поэтому официальный Баку все еще пользуется правом вето на решение о задействовании аэропорта».

Ерканян утверждает, что Москва уже не первый месяц ведет переговоры с Баку об условиях функционирования «степанакертского» аэропорта. Мол, изначально Азербайджан выдвигал «совершенно нереалистичные» требования. Баку был готов санкционировать эксплуатацию аэропорта лишь в случае, если сам будет определять правила управления им. То есть, разрешение будет дано, если весь таможенный и пограничный контроль будут осуществлять азербайджанские специалисты, а персонал подчиняться бакинской авианавигации.

Но судя по всему, российская сторона нашла способы склонить партнеров по переговорам к уступкам, утверждает колумнист. Об этом ему позволяют судить заявления «официальных лиц», коими он именует руководителя «администрации президента НКР» Артака Бегларяна («Есть положительная тенденция. Я надеюсь, что в ближайшее время вопрос будет окончательною решен») и «министра иностранных дел республики» Давида Бабаяна. Последний заявил: «Все идет к тому, что в первую очередь аэропорт будет эксплуатироваться миротворцами как военный объект для обеспечения их нужд и вопросов безопасности». Но по его словам, использование аэропорта в гражданских целях – тоже не за горами. «Просто нужно быть реалистами, это станет возможным не сразу», – заключил он.

Сопоставляя все эти «факты» с намерением Ильхама Алиева построить в Карабахе три новых аэропорта, Ерканян подводит читателя к вопросу –

«Если Алиев действительно верит в возможность интеграции бывшей автономии, то какой смысл тратить сотни миллионов долларов для строительства новых аэропортов?»

То есть, вполне четко сеет зерна сомнений. Дает понять, что если еще в январе-феврале Баку проявлял в этом вопросе  твердость, то уже совсем недалек тот час, когда и Москва начнет пользоваться Ходжалинским аэропортом по своему усмотрению, и сепаратисты Карабаха смогут организовать свои рейсы оттуда в любом направлении.

Пожалуй, эта статья – элемент того, что в современном мире принято называть «гибридной войной». Своеобразное давление на противоположную сторону через попытку представить проблему как уже решенную в собственную пользу. Психологический нажим. Вот один из приемов, которые используют против нас прокремлевские СМИ.

Безусловно, всё вышеописанное ставит трудные вопросы, на которые предстоит ответить руководству Азербайджана. Пока что всем нам приходится только надеяться на то, что официальный Баку уже имеет детально проработанную твердую позицию по всем этим моментам. Надеяться – потому что общественности на сей счет до сих пор ничего вразумительного не сообщалось. И если вдруг окажется, что этой самой твердой позиции нет, то самое время выработать ее, и не забыть озвучить во всеуслышание – иначе «оптимистичных» информационных вбросов с российско-армянской стороны будет всё больше, а там, глядишь, и до их практического воплощения дойдет…

Рауф Оруджев