В иранском Куме в понедельник состоялась международная конференция по Нагорному Карабаху, в ходе которой представитель правительства этой страны заявили о необходимости участия Ирана в Совместном Мониторинговом Центре по контролю за обстановкой в зоне недавнего конфликта (СМЦ), в котором, как известно, в настоящее время несут службу офицеры армий Турции и России.

Секретарь Совета по определению политической целесообразности (совещательный орган при Высшем руководителе Ирана) Мохсен Резаи, выступая с трибуны конференции, подчеркнул, что присутствие Ирана в «Комитете по перемирию в Нагорном Карабахе» (так, очевидно, звучит наименование СМЦ в иранской версии) отвечает интересам всего региона.

Как передает агентство Tasnim, Резаи считает, что Иран должен стать участником «комитета по надзору за перемирием в Карабахском регионе и его восстановлением».

«Наше отсутствие в комитете по прекращению огня в Карабахе — это не очень хорошо, и такое отсутствие не является шагом в пользу мира и долгосрочных интересов стран региона», — сказал секретарь Совета.

Иран всеми силами защищал Азербайджан и Нагорный Карабах, заявил Мохсен Резаи, передает в свою очередь агентство Mehr.

«Тысячи иранцев погибли, чтобы освободить Азербайджан, и доказательство этому можно найти на Бакинском кладбище», – сказал он. «Азербайджан – не только наш сосед; мы – нация двух стран, – добавил он. – Мы и народ Азербайджана – нация с общей культурой и религией».

«К сожалению, правительство Армении под предлогом защиты армян Карабаха атаковало этот регион,  однако правительства, которые подстрекали Армению к нападению, впоследствии оставили Армению в покое», – отметил Резаи.

Он сообщил, что «в войне 1990 года Иран потратил 43 миллиона долларов на карабахских иммигрантов и наших азербайджанских братьев».

Выразив сожаление, что во времена Гейдара Алиева отношения между Ираном и Азербайджаном немного ухудшились, он отметил,  что «наша главная задача – создать особую автономную область Нагорный Карабах, принадлежащую Азербайджану; Армения также должна передать оставшиеся территории».

При этом Резаи отметил, что Тегеран никогда не поддерживал самопровозглашенную Республику Арцах.

«Все вовлеченные стороны и все международные наблюдатели должны знать, что требование и решимость народов региона заключается в том, чтобы Иран принял участие в комитете по прекращению огня и восстановлению Карабаха и эффективно присутствовал в мониторинге, а также в обеспечении безопасности и экономического сотрудничества в новых коридорах», — заявил Резаи.

Кроме того, на конференции выступил замминистра иностранных дел Ирана Аббас Аракчи, который подчеркнул, что Иран выступает против любой угрозы территориальной целостности стран.

По его словам, Баку развеял опасения Тегерана по поводу присутствия в регионе группировок, исповедующих радикальную исламистскую идеологию «такфиризм», и заверил, что этим террористическим формированиям нет места в Азербайджане.

Отметим, что СМЦ близ Агдама был основан по инициативе официального Баку, как видится, с целью обеспечения хоть какого-то военного присутствия союзной Турции на территории Азербайджана и возможности эффективно контролировать деятельность российского миротворческого контингента, в зоне ответственности которого пока остается большая часть бывшей НКАО АзССР. Даже о возможности участия в его работе Ирана ранее никто вообще не упоминал.

Тем интереснее, как отнесутся к этой сентенции представителя официального Тегерана Баку, Москва и Анкара? Нужно ли им, чтобы в СМЦ появились еще и представители Вооруженных сил ИРИ? И, что немаловажно, зачем это самому Ирану? Это просто попытка «быть на плаву», напомнить в очередной раз соседям о том, что, дескать, и мы тут тоже региональная держава, или же за этим присутствием в составе СМЦ Тегеран видит перед собой какие-то конкретные задачи?

С этими вопросами Пресс-клуб обратился к известным экспертам.

Расим Мусабеков, политолог, депутат парламента:

– Желание ИРИ включиться в число держав, осуществляющих мониторинг за соблюдением режим прекращения войны, а также участвовать в определении статуса территории, на которой проживают карабахские армяне понять можно. По мнению Тегерана это не только повысит престиж и вес Ирана в регионе, но и даст дополнительные рычаги воздействия на Баку и Ереван.

Но ни Азербайджан, ни Турция, ни Россия особой необходимости в его включении в процесс армяно-азербайджанского урегулирования не видят. Мы полагаем, что Тегеран достаточно информировать, вести диалог, но в качестве третьего «патрона» допускать в процесс вряд ли стоит.

В отличие от Турции и России, которые являются членами Минской группы, Иран не является даже страной-членом ОБСЕ. Все документы по урегулированию подписаны и реализуются. Тегеран может найти свое место в процессе восстановления регионального сотрудничества в контексте предложенной Турцией платформы «шестерки» (три страны Южного Кавказа плюс РФ, Турция и Иран). Дипломатические усилия и позитивный информационный вклад Тегерана также будет приветствоваться. Так что при желании Иран может найти подходящую для себя роль в процессе восстановления в регионе прочного мира и сотрудничества. От этого выиграют все.

Авигдор Эскин, израильский публицист (Иерусалим):

– Война за Карабах и ее урегулирование произошли без участия Ирана, оставив его в стороне. Заявление Резаи – напоминание об иранских интересах. С одной стороны, заверенная фетвой позиция Тегерана – полная поддержка позиции Азербайджана. С другой стороны – сотрудничество с Арменией, вплоть до вовлеченности армянских ученых в иранской ядерной программе.

Отношения между Ираном и Турцией, а также между Ираном и Азербайджаном весьма сложные. Нельзя забывать азербайджанский фактор внутри Ирана. Тегеран хотел бы в идеале видеть Азербайджан частью своей новой империи. При этом его политика очень прагматичная. Они будут действовать всегда во благо режиму, а потом уже во благо страны.

В нынешнем ослабленном состоянии Иран проявит осторожность и будет проводить сдержанную линию. Азербайджан продемонстрировал на этот раз свою военную мощь. В Тегеране анализируют ситуацию и будут приспосабливаться к переменам.

Илия Куса, аналитик Украинского института будущего:

– Карабах для Ирана – важное средоточие геополитического влияния сразу нескольких государств. Тегеран всегда будет активен на этом направлении.

Иранцам выгоден стабильный Карабах для различных транспортных и логистических проектов, которые позволят активизировать торговлю и разблокировать транспортные коридоры в Евразии.

Турция, Россия, Азербайджан и Армения в целом не против участия Ирана. Инициатива, направленная на создание формата «Кавказской платформы», как раз показывает, что страны имеют общие интересы при реализации транспортно-экономических проектов на Кавказе. Но, безусловно, активность Ирана – это ещё и попытка «застолбить» за собой место, противодействовать чрезмерному усилению у своих границ Турции, Азербайджана и РФ.

Иран рассматривает усиление турецко-азербайджанского союза у своих границ как потенциальную угрозу, учитывая большое азербайджанское меньшинство в Иране и довольно агрессивную национал-патриотическую, пантюркистскую идеологию Анкары, которая привязала к ней Баку. Для Тегерана этот национализм – стратегическая угроза, а потому военное присутствие Ирана в Карабахе могло бы уравновесить силы.

Рауф Оруджев