Похоже, глава МИД РФ получил благословение Путина на новое выдвижение своего «плана Лаврова». «В Карабахе нужно развернуть миротворцев. Москва считает, что там должны быть российские наблюдатели, но последнее слово за сторонами конфликта», — отметил сегодня Сергей Лавров в интервью нескольким изданиям.

Как можно и как следует относиться к идее ввода миротворцев РФ в зону карабахского конфликта? Некоторые наблюдатели и ранее не раз говорили, что воплощение такого сценария будет означать восстановление постоянного военного присутствия РФ в Азербайджане. Интересно, есть ли в этом предложении Лаврова какие-то плюсы для Азербайджана, для урегулирования Карабахского конфликта? И как отреагируют на это предложение Баку и Анкара? Понятно, что прямо выгодно согласиться на него Еревану.

Свои мнения на этот счет выразили Пресс-клубу известные эксперты.

Володимир Копчак, руководитель Южнокавказского филиала украинского Центра исследований армии, конверсии и разоружения (Тбилиси):

– Сергей Лавров в который раз «внезапно» сдал свой план Лаврова. Мне кажется, он просто устал и сегодня, похоже, уже и сам не очень рад тому, что в его честь названо нечто изначально мертворожденное. Но вы совершенно правы, когда указываете на «благословение Путина». А то даже в нынешней конфигурации обстановки вокруг Карабаха (военно-политической в целом, а не только на фронте) порой даже с азербайджанской стороны приходится слышать, что это как раз Путина «подставляют». То Лавров, то чуть раньше Пашинян, то ещё кто-то…

Содержательную часть российской «миротворческой саги», право слово, комментировать уже даже как-то неприлично. Посыл Лаврова оцениваю как маркер и признак готовности или старта конкретного давления Кремля, причем, в первую очередь, именно на Баку. Вслед за выходом на авансцену С.Нарышкина со своими «джихадистами» и «курдскими экстремистами». В Москве видимо даже в нынешних условиях считают возможным продавить то, от чего Азербайджан отказывался около 30 лет.

С.Лавров ко всему ещё зачем-то провёл параллели с молдовским Приднестровьем и украинским Донбассом. Видимо, решил зайти с козырей. Напомню, что «приднестровизация» Украины, это голубая мечта Кремля, исполнению которой всячески противится Киев. Но для её воплощения как раз очень нужны миротворцы. А вот здесь, как говорится, «есть нюанс». Вообще-то мы только «за» миротворцев. Но строго после восстановления территориальной целостности и взятия под контроль участка своей государственной границы, ныне занятого российскими войсками. Так что, притянув за уши Донбасс, Лавров невольно дал пас как раз азербайджанской стороне (говорю же – устал).

Москва и сейчас очень хочет иметь дополнительный «миротворческий» рычаг на Южном Кавказе, причём желательно единолично. Не особо учитывая вопросы отдаленности театра военных действий, логистики, ресурсов и прочего. Но здесь Азербайджан своими руками (и на уровне заявлений, и на фронте) ситуацию для себя вообще-то максимально упростил. Потому как, сейчас можно и нужно выступать двумя руками за миротворцев – не важно, чьих – но строго на государственной границе с Арменией. Это «программа максимум», которую Баку вообще-то обозначил достаточно чётко. Но мы же всё понимаем, и Москве «новая линия разграничения» нужна в районе Карабаха (а это будет территория Азербайджана, как ни крути), и это уже – совсем другая и хорошо известная история. Которая, не столько про «миротворцев», сколько, на длинную, про новую военную базу на Южном Кавказе.

Как будет вывернута эта ситуация – зависит, прежде всего, от Азербайджана, получившего в сложившихся условиях реальную субъектность. А давить из Кремля могут и будут очень по-разному, и не обязательно конвенционально. Уж больно им нужны эти «миротворцы». А от иммунитета Баку к миротворческим вирусам Кремля напрямую будет зависеть и последовательность позиции Турции.

Кстати, от российской монопольной инициативы с миротворцами не в восторге и у Никола Пашиняна. Путина подставляют, не иначе…

Политолог-международник Ильгар Велизаде:

– Я думаю, это несколько запоздалое предложение. Поскольку армянская сторона фактически отказалась от мирного варианта решения конфликта, от поэтапного урегулирования.

Вопрос ввода миротворцев для урегулирования конфликта рассматривался и раньше, однако в последовательном алгоритме шагов это был один из промежуточных шагов. До этого стороны должны были договориться о деоккупации земель, о возвращении беженцев, о создании условий для выработки перспективного статуса НК. И в этот период должны были решаться вопросы обеспечения безопасности, ввода миротворческих сил, и т.д.

Но нынешние действия, разворачивающиеся на поле боя, говорят о том, что статус-кво отправлен в архив, нет линии соприкосновения, о которой часто говорилось в ходе переговорного процесса, уже фактически нет буферных районов – так называемой зоны безопасности.

Сейчас оккупированные районы возвращаются под юрисдикцию Азербайджанской Республики, это факт. И он должен найти свое отражение в переговорном процессе.

Конечно, мы не теряем надежды на мирное урегулирование, но для этого армянские ВС должны покинуть территорию Азербайджана без предварительных условий. Однако, к сожалению, эти требования Совбеза ООН той стороной вообще не озвучиваются. Мало того, сегодня выступил премьер Пашинян, который высказался фактически в поддержку военного пути решения конфликта, выдав очередную порцию абсурдных заявлений о том, что армянская армия должна продолжать военные действия, армянский народ должен быть мобилизован, что-то сказал про Гитлера, и что-то про Мюнхен 1938 года. Это свидетельствует о том, что армянская сторона живет в какой-то параллельной реальности – абсолютно нездоровой – и это видение Пашинян пытается навязать и МГ ОБСЕ.

Что касается конкретно миротворцев, этот вопрос сегодня практического значения не имеет, поскольку военные действия фактически продолжаются. Условий для введения миротворческих сил нет. Миротворческий контингент и его состав – это тема для отдельных переговоров между всеми сторонами мирного процесса, включая Минскую группу ОБСЕ. А Турция – член МГ, и почему бы и ей тоже не принять участия в возможном обсуждении вопроса ввода миротворческого контингента? Но опять же, это вопрос преждевременный. Пока условия для этого не созданы, основной акцент будет делаться на развитии военно-политической ситуации в регионе.

Рауф Оруджев